Текст закона о гражданстве исламского государства афганистана

Долина исламской смерти

Текст закона о гражданстве исламского государства афганистана

Газета армии США «Звезды и полосы» назвала самое опасное место в мире для американских солдат. Это афганская провинция Нангархар — там уже второй год идут тяжелые бои с местным отделением «Исламского государства» (ИГ, организация запрещена в РФ), «вилаятом Хорасан».

Боевиков всего несколько сотен, но они умудрились за год убить в трех районах Нангархара столько же американских военнослужащих, сколько многотысячные отряды талибов во всем остальном Афганистане.

Откуда в Нангархаре взялось «Исламское государство» и в чем секрет его живучести, разбирался iz.ru.

Сержант Михаил Голин, 34-летний уроженец Риги, погиб 1 января. Пуля боевика настигла его в скоротечном бою: во время патрулирования в горной местности группа Голина неожиданно столкнулась с противником. Четверо сослуживцев Михаила получили ранения.

Инцидент произошел в афганской провинции Нангархар. Этнический русский Голин был человеком трудной судьбы.

Еще в октябре 2004-го он эмигрировал из Латвии в США и вступил в ряды вооруженных сил, чтобы получить заветное американское гражданство.

За плечами сержанта 1-го класса были четыре командировки: две в Ирак и столько же в Афганистан. В 2014 году Михаил перевелся в спецназ и снова отправился в Афганистан, откуда уже не вернулся.

Нангархар превратился для американских военных в настоящую долину смерти. За прошлый год вооруженные силы США потеряли убитыми 21 человека. 15 из них пришлось на Афганистан, 7 — на Нангархар, где американцы вместе с афганской армией, полицией и местным ополчением уже второй год безуспешно пытаются справиться с боевиками «Исламского государства».

Большая делянка

Нангархар — одна из 34 провинций Афганистана, небольшой регион на востоке страны, населенный в подавляющем большинстве пуштунами.

На ее территории находится Джелалабадская долина — одна из житниц Афганистана, через которую проходит важный торговый путь, соединяющий Кабул с пакистанским Пешаваром.

Именно в Нангархаре находится знаменитый пещерный комплекс Тора-Бора — подземная крепость, бывшая поочередно оплотом моджахедов, талибов и боевиков ИГ.

В последние десятилетия Нангархар стал одним из центров выращивания опиумного мака в Восточном Афганистане. Собранный урожай шел через прозрачную границу в соседний Пакистан. Контрабандные потоки традиционно контролировало местное пуштунское племя шинвари.

В 2000-х их попытались перехватить талибы, после чего старейшины различных кланов шинвари заключили договор, по которому все племя обязалось преследовать, изгонять или убивать любого заподозренного в принадлежности к «Талибану». Однако своими силами шинвари справиться с талибами не смогли.

Они стали искать союзников — и, на свою беду, нашли.

У них там своя атмосфера

В 2010 году Нангархар буквально затопил поток беженцев (их традиционно называют на арабский манер мухаджирами).

Пакистанская армия начала в Зоне племен операцию против движения «Техрик-е Талибан Пакистан», и тысячи боевиков, спасаясь от преследования, переходили границу вместе с семьями. Жители Нангархара радушно приняли братьев-пуштунов.

Те вели себя образцово, конфликтов с местными избегали, даже открыли несколько школ и медресе для детей. Отличительным знаком мухаджиров стали черные флаги, под которыми воевали в отрядах пакистанского «Талибана».

Как правило, боевики переходили границу с оружием. Несколько сотен закаленных в боях воинов представляли собой внушительную силу.

Неудивительно, что вскоре местные старейшины обратились к ним с просьбой помочь в борьбе с афганским «Талибаном», с которым у пакистанских талибов традиционно сложные отношения.

Мухаджиры ответили согласием, но, как правило, до серьезных боев дело не доходило — афганские и пакистанские талибы ограничивались вялыми перестрелками, предпочитая понапрасну не проливать кровь.

https://www.youtube.com/watch?v=w5WVLwn1EK0

Вскоре с мухаджирами установил контакт и Кабул. Афганская разведка использовала их для проведения подрывных операций на пакистанской территории — в ответ на аналогичные акции, которые устраивала пакистанская Межведомственная разведка (ISI). К тому же афганских силовиков вполне устраивало появление новой силы, воюющей с талибами.

Отношения, казалось, складывались просто идеально. В районах Нангархара, контролируемых мухаджирами и ополчением шинвари, афганские солдаты и полиция чувствовали себя как дома. В свою очередь, пакистанские беженцы спокойно могли передвигаться по всей территории провинции (правда, без оружия) и даже получать медицинскую помощь за государственный счет. Идиллия, однако, длилась недолго.

Понаоставались там

Автор цитаты

«Нангархар с каждым днем превращается в крепость исламистов. Если правительство не уделит этому вопросу особого внимания, нам придется самим начать войну с ними, опираясь на поддержку местного населения».

Эти слова Захир Кадир, заместитель главы нижней палаты афганского парламента, произнес в сентябре 2015 года. К тому моменту, однако, было уже поздно: ситуация в Нангархаре изменилась коренным образом.

В 2013-м удар американского беспилотника поставил точку в карьере лидера пакистанских талибов Хакимуллы Мехсуда.

После его гибели движение фактически распалось на отдельные отряды, не связанные ничем, кроме общего названия.

Окопавшиеся в Афганистане мухаджиры, лишившись руководства, по сути, прекратили борьбу с пакистанскими силовиками, переключившись на захват заложников и вымогательство денег у богатых бизнесменов по обе стороны границы.

В октябре 2014 года пакистанская армия провела очередную операцию по зачистке приграничной зоны — «Хайбер-1». В Нангархар, на нагретое уже место, хлынул новый поток беженцев — несколько тысяч семей.

К тому моменту мухаджиры чувствовали себя фактически как дома в приграничных уездах Ачин, Назьян, Дех Бала и Кот. Местные старейшины забеспокоились: пришельцы вели себя всё более нагло, выставляя блокпосты на дорогах.

Через границу перебрасывались огромные партии оружия — как объясняли руководители мухаджиров, захваченного у пакистанской армии.

В январе 2015-го все маски наконец были сброшены. Группа командиров мухаджиров выпустила заявление, в котором они принесли клятву халифу ИГ Абубакру аль-Багдади. Земли Афганистана были провозглашены «вилаяйтом Хорасан», губернатором которого был назначен бывший полевой командир пакистанских талибов Хафиз Хан Саид.

Афганские талибы пытались сперва решить дело миром, отправив своего представителя к «халифу Абубакру» с предложением поделить зоны влияния, но получили отказ. После того как афганские боевики ИГ убили талибского губернатора Ахмада Хашеми, муллы талибов объявили джихад против «Исламского государства».

Между «Талибаном» и ИГ началась открытая война.

Голова за голову

Автор цитаты

«Они дали нам всего 10 минут для того, чтобы покинуть свои дома, и запретили брать с собой личные вещи.

На глазах у жителей деревни они расстреляли около десятка людей, которых заподозрили в принадлежности к «Талибану», и отделили от толпы около восьми десятков мужчин, среди которых были старики и подростки.

11 из них они отвели в поле, поставили на колени прямо на взрывчатку и подорвали. Заложников разорвало на куски, и всё это боевики снимали на видео».

Так один из уцелевших жителей деревни в долине Моманд описывал казнь своих односельчан после захватал деревни боевиками ИГ, незадолго до того выбитыми оттуда «Талибаном».

Война шла не на жизнь, а на смерть: отдельные уезды переходили из рук в руки по три-четыре раза, боевики сжигали целые деревни и устраивали массовые расправы над теми, кого подозревали в симпатиях к врагу.

Однако талибы, несмотря на превосходство в силах, покончить с ИГ не смогли: как раз во время самых напряженных боев пришла весть о смерти лидера «Талибана» муллы Омара.

В рядах движения начался разброд: часть групп, недовольных преемником Омара муллой Мансуром, перешла на сторону ИГ. К тому же талибам приходилось сражаться на два фронта — против «Исламского государства» и правительственных войск, которые боевиков ИГ до поры до времени не трогали.

Ситуация изменилась лишь в феврале 2016-го, когда президент Ашраф Гани под давлением американцев, требовавших любой ценой искоренить исламистскую заразу, отдал приказ о начале крупного наступления на ИГ.

Американские самолеты и дроны буквально засыпали мятежные уезды ракетами и бомбами, спецназ сообщал о сотнях уничтоженных боевиков.

Местные ополченцы, которых «Исламское государство» выгнало из домов, сражались с невиданным ожесточением, отрезая пленным исламистам головы в отместку за их зверства. Афганские генералы отчитались, что в стране не осталось ни одного террориста ИГ.

Не прошло и полугода, как последовала новая операция, а за ней еще одна и еще. В течение последних двух лет американцы и афганцы пытаются выбить боевиков ИГ из нескольких удерживаемых ими уездов, но безрезультатно.

Не помогла даже GBU-43 — «мать всех бомб», которую американцы сбросили в апреле прошлого года на уезд Ачин. Если верить бравурным отчетам, число уничтоженных боевиков исчисляется тысячами — тем не менее наступления захлебываются одно за другим.

Уезды Ачин, Назьят, Дех Бала и Кот по-прежнему контролируются ИГ.

Крепость Нангархар

По сути, горные районы Нангархара исламисты превратили в настоящую крепость. Местное население, и без того частично состоящее из мухаджиров, либо полностью лояльно, либо запугано до такой степени, что и не думает о восстании.

Благодаря прозрачной границе с пакистанской Зоной Племен боевики ИГ могут постоянно перебрасывать все новые и новые резервы.

На территории «вилайята Хорасан» полностью запрещены выращивание и продажа опиумного мака — в отличие от талибов, ИГ получает денежные средства из других источников.

Используя Нангархар как базу, «Исламское государство» рассылает террористов-самоубийц по всей стране. В июле 2016 года смертник взорвал бомбу в толпе демонстрантов-хазарейцев в Кабуле, погибли более 80 человек.

В марте 2017-го четыре исламиста захватили военный госпиталь в Кабуле, убив более 30 человек. Нападавших удалось ликвидировать после нескольких часов напряженного боя.

В апреле террорист использовал пояс шахида у здания Минобороны в афганской столице, убив пять человек, в мае боевики атаковали конвой НАТО в Кабуле, ранив трех американских военнослужащих.

При этом все попытки ИГ закрепиться за пределами Нангархара потерпели неудачу. Талибы-отступники то тут, то там объявляли о переходе под знамена халифата, но после этого моментально уничтожались «Талибаном».

В сентябре 2015 года была пресечена попытка ИГ укрепиться в стратегически важной провинции Гильменд, в мае того же года — в Фарахе, в июле — в Логаре. Весной 2015-го несколько сотен боевиков Исламского движения Узбекистана (ИДУ), включая выходцев из Средней Азии и с Кавказа, принесли клятву ИГ в провинции Забуль.

В ноябре того же года группа была разгромлена, и талибы, по словам очевидцев, беспощадно вырезали всех, кто попал им в руки. Немногие уцелевшие бежали в Нангархар.

Очередная — последняя, как обещают в Пентагоне, — атака на цитадель ИГ началась в начале декабря. Американцы планировали завершить ее до конца года, но что-то, как обычно, пошло не так.

Главный вопрос сейчас — успеют ли афганские и американские силовики покончить с боевиками «Исламского государства» и установить эффективный контроль над мятежными районами Нангархара до начала весеннего наступления талибов.

Если нет, то ИГ в Афганистане получит еще год жизни.

Источник: https://iz.ru/693746/aleksei-kupriianov/dolina-islamskoi-smerti

Радикальный шаг: власти ФРГ намерены лишать гражданства воевавших на Ближнем Востоке боевиков

Текст закона о гражданстве исламского государства афганистана

Граждане Германии, воюющие на стороне террористических группировок, лишатся германского паспорта. Соответствующие поправки в законодательство согласовал кабинет министров ФРГ. Эта мера будет действовать лишь в отношении тех, у кого есть ещё одно гражданство.

Также закон не будет иметь обратной силы: гражданство не станут отбирать у боевиков, которые выехали на Ближний Восток ранее. Как отмечают эксперты, Берлин столкнулся с проблемой репатриации радикальных исламистов.

По мнению аналитиков, лишение гражданства может стать одним из инструментов, который позволит оградить Германию от наплыва радикалов, однако говорить о решении проблемы пока рано.

Кабинет министров ФРГ согласовал поправки о лишении германского гражданства лиц, причастных к деятельности радикальных и террористических группировок за рубежом. Об этом рассказали 4 марта представители правительства Германии, выступая на брифинге в Берлине.

«Речь идёт о случаях участия в боевых действиях на стороне исламистских группировок за рубежом», — цитирует ТАСС заявление официального представителя правительства Штеффана Зайберта.

Также по теме

«Мы не можем предать их суду»: Швеция отказывается репатриировать боевиков «Исламского государства»

Швеция не намерена принимать обратно своих граждан, воевавших в Сирии на стороне «Исламского государства»*, заявил премьер-министр…

Принимаемые поправки будут распространяться на боевиков, у которых есть гражданство любого другого государства. Кроме того, закон коснётся только лиц, достигших совершеннолетия. Также норма не будет иметь обратной силы — те, кто начал сотрудничество с террористами до принятия поправок, германского гражданства лишены не будут.

цель преобразований — предотвращение притока экстремистов в страну. 

«В соответствии с конституционными нормами действие направлено на случаи, которые произойдут в будущем», — уточнила представить МВД Германии Элеоноре Петерман.

Поправки внесут в закон, уже действующий в ФРГ и запрещающий гражданам страны служить в иностранных армиях под страхом аннулирования германского паспорта. Предполагается, что в будущем эта норма станет распространяться и на граждан, пожелавших примкнуть к вооружённым группировкам исламистского толка. Принимать решения по этим случаям будут власти федеральных земель ФРГ.

При этом пока неизвестно, когда норма вступит в силу — в правительстве лишь уточнили, что достигнуто соглашение по содержанию поправок.

«Хотят оградить себя от неприятностей»

После того как в 2014 году террористическая группировка «Исламское государство»* развернула военную кампанию на Ближнем Востоке, под её  знамёна начали стекаться боевики из разных стран мира. ИГ вело активную пропаганду, наладив выпуск собственных фильмов и печатной продукции. Многие новобранцы прибывали в «халифат» из стран Европы, причём не только мужчины, но и женщины с детьми.

Однако под давлением крупных мировых держав террористическая группировка «Исламское государство» начала терять позиции и была в итоге практически разгромлена. На фоне многочисленных поражений радикалы начали покидать организацию — теперь вчерашние боевики и их семьи пытаются вернуться домой. Это беспокоит власти европейских государств.

Как заявил в интервью агентству DPA в декабре 2017 года Ханс-Георг Маасен, занимавший тогда пост главы ведомства по охране Конституции (контрразведки) ФРГ, боевики всё чаще пытаются отправить своих жён и детей в западные страны. И хотя те из них, кто обладает гражданством ФРГ, имеют право въезжать в страну, эта практика тревожит спецслужбы.

«Некоторым детям промыли мозги в так называемых школах на территории ИГ и сильно способствовали их радикализации. Для нас это является проблемой, поскольку эти дети и подростки порой могут быть опасны», — отметил тогда Маасен.

  • Рену Бегум держит фотографию своей сестры Шамимы Бегум
  • Reuters
  • © Laura Lean

По информации ТАСС, всего в Сирию с 2013 года прибыли более тысячи граждан ФРГ, из них около 200 человек погибли, а 40 попали в плен.

Также по теме

«Этот шантаж скажется на отношениях»: Трамп призвал европейских союзников «забрать» более 800 боевиков ИГ

Европейские страны должны «забрать» более 800 боевиков ИГ*, захваченных американскими военными в Сирии, и отдать под суд. Об этом…

Часть европейских боевиков задержали американские военные и их союзники. Как заявил в середине февраля президент США Дональд Трамп, власти европейских стран должны забрать своих граждан, чтобы предать их суду на своей территории. В противном случае американская сторона будет вынуждена отпустить боевиков на свободу.

Глава МВД ФРГ Хорст Зеехофер заявил, что репатриация радикалов возможна только при выполнении ряда условий.

Прежде всего германской стороне должна быть предоставлена информация о личностях передаваемых лиц, на каждого экстремиста ещё до отправки в ФРГ должно быть составлено полное досье.

Кроме того, возвращение граждан возможно только в том случае, если это не будет угрожать национальной безопасности Германии.

Комментируя инициативу германского правительства о лишении гражданства участников радикальных структур, эксперты отмечают, что европейские власти вынуждены искать баланс между соблюдением законности и целесообразностью. Такую точку зрения в интервью RT высказал заведующий сектором региональных проблем и конфликтов ИМЭМО имени Примакова РАН Константин Воронов.

«Решать эту сложную проблему нужно исходя из интересов общества и государства.

Не пуская на свою территорию радикалов, Германия отчасти перекладывает ответственность с себя на другие страны за правосудие над радикалами и их дальнейшую судьбу.

Понятно, что все хотят оградить себя от неприятностей и проблем, не говоря уже о том, что вести такие процессы очень сложно», — пояснил эксперт в интервью RT.

Также по теме

В МВД Австрии предложили создать на Ближнем Востоке трибуналы над наёмниками ИГ

Министр внутренних дел Австрии Герберт Кикль выступил с предложением создать на Ближнем Востоке трибуналы для проведения процессов над…

По мнению замдиректора ИМЭМО РАН Алексея Кузнецова, скорее всего, эта мера будет применяться в основном к тем, кто вступил в германское гражданство, уже имея паспорт другого государства. Иное противоречило бы положениям Конституции ФРГ, которая гласит, что лишить лицо гражданства Германии можно только в том случае, если человек не станет в результате лицом без гражданства.

«Часто люди, получающие немецкое гражданство, просто не сдавали паспорта других стран, вводя в заблуждение власти ФРГ.

В данном случае Германия хочет запугать тех, кто раздумывает, вступать ли им в ряды террористов.

Если бы людей лишали единственного гражданства, которое они получили по рождению, то это считалось бы нарушением прав человека, несмотря на то что он совершил преступление», — пояснил эксперт в интервью RT.

По сути, те люди, которые скрыли наличие второго гражданства при получении паспорта ФРГ, уже этим нарушили закон: в Германии не признаётся двойное гражданство, добавил Кузнецов.

«Очень серьёзный вопрос»

С проблемой репатриации бывших террористов столкнулся не только Берлин. Например, в США внимание общественности привлекла история Ходы Муфаны — американки йеменского происхождения, уехавшей в 2014 году на Ближний Восток, чтобы вступить в ИГ.

Девушка занималась пропагандой идей террористической группировки в социальных сетях, но после того, как «халифат» потерпел поражение, заявила о своём раскаянии и готовности вернуться в США, чтобы предстать перед судом. Однако глава Белого дома распорядился не пускать её на территорию Соединённых Штатов.

Это решение администрации пытается оспорить в суде отец девушки, бывший йеменский дипломат Ахмед Али Ахмед.

Похожую тактику избрали и власти Швеции — как заявил в конце февраля премьер-министр страны Стефан Левен, страна не будет принимать своих граждан, воевавших в рядах ИГ.

Также по теме

Заложницы халифата: какую роль сыграли женщины в истории «Исламского государства»

В середине апреля в Ираке начнётся судебное разбирательство в отношении россиянок, обвинённых в поддержке «Исламского государства»*….

«Швеция и Министерство иностранных дел с 2011 года предостерегали от поездок в этот регион. Те, кто отправился туда, несмотря на это, не могут рассчитывать на консульскую помощь», — приводит слова Левена РИА Новости.

При этом аннулировать шведское гражданство этих лиц не планируется: как пояснили в правительстве, это противоречило бы нормам международного права.

Зато власти Великобритании уже готовятся лишить британского гражданства 19-летнюю Шамиму Бегум, которая уехала в Сирию в 2015 году, чтобы примкнуть к ИГ.

Девушка обратилась за помощью к официальному Лондону, рассчитывая вернуться в Соединённое Королевство. Однако британские власти не спешат идти навстречу террористке — как заявили в кабмине, она может скоро лишиться гражданства Великобритании.

Сейчас Шамима Бегум и её муж надеются найти пристанище в Нидерландах. Супруг Бегум, голландец Яго Риедийк, уехал воевать на стороне ИГ в 2014 году. Он женился на Бегум, когда той было 15 лет. Сейчас мужчина надеется вернуться вместе с ней в Нидерланды, где ему грозит наказание в виде лишения свободы сроком до шести лет за участие в террористической организации.

Стремление бывших членов «Исламского государства» любой ценой вернуться в западные страны вполне объяснимо: после разгрома «халифата» их может ждать суровая кара в странах Ближнего Востока, жители которых не забыли о зверствах боевиков.

В ряде случаев речь может идти о смертной казни. Даже женщинам, чья причастность к деятельности ИГ будет доказана, не приходится рассчитывать на снисхождение.

Например, ранее Центральный уголовный суд Багдада приговорил к смертной казни гражданку ФРГ, которая настолько прониклась идеями террористов, что привезла с собой из Германии двух дочерей, чтобы выдать их замуж за боевиков ИГ. Она принимала участие в террористических атаках на сотрудников правоохранительных органов Ирака.

Во многом именно стремление избежать казни является сейчас важным мотивом для бывших сторонников ИГ, считают эксперты.

«В европейских странах террорист сядет в достаточно комфортную тюрьму, а в арабском мире его, скорее всего, повесят», — пояснил Алексей Кузнецов.

По словам эксперта, ФРГ столкнулась с нестандартной и опасной ситуацией, Берлин пытается найти решение методом проб и ошибок. Но идти на крайние меры и серьёзно ужесточать уголовное наказание немцы не хотят.

«Германия пытается изобрести механизм, при помощи которого можно было бы усилить контроль и который при этом находился бы в русле общей послевоенной политики», — считает эксперт.

Тем временем, пока власти ищут решение проблемы, боевики, проникшие в Европу, уже обжились на территории европейских стран, предупреждают эксперты.

«По некоторой информации, сторонники радикальных идей уже организовывают на территории ЕС свои подпольные сети. Европейские власти понимают, что не контролируют ситуацию полностью.

Но быстрого решения этой проблемы нет. Тем более что для принятия мер нужно, чтобы их сначала одобрили разные политические силы ФРГ, а на этот счёт есть разные мнения и подходы.

Это очень серьёзный вопрос», — подвёл итог Константин Воронов.

* «Исламское государство» (ИГ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.

Источник: https://russian.rt.com/world/article/607973-terrorizm-frg-grazhdanstvo

МОСКВА, 5 мар — РИА Новости, Мария Калинина. В Европе развернулась дискуссия — можно ли впускать обратно в страну попавших в плен или раскаявшихся «львов джихада». В Германии решили отбирать паспорта у тех, кто по доброй воле примкнул к «Исламскому государству»*.

А британские власти давно не церемонятся: правительство Ее Величества лишает подданства даже жен джихадистов. Правда, такие меры не всем нравятся — возражения есть как у правозащитников, так и у обычных граждан.

А еще к спорам о том, что же делать с бывшими джихадистами, оказался, как всегда, причастен президент США Дональд Трамп.

«Мечтают вернуться домой»

В Германии МВД и Минюст договорились лишать гражданства бывших боевиков ИГ*, если они достигли совершеннолетия, принимали участие в боевых действиях на стороне «халифата» (сторонники ИГ* считают свою группировку теократическим государством), а также если у них, помимо немецкого, есть паспорт еще какой-либо страны. Джихадисты, уже отбывающие срок, останутся гражданами ФРГ. Об этом сообщили немецкие телеканалы и газета Sueddeutsche Zeitung.

«Тысячи иностранных боевиков, в том числе из Германии, воюют на стороне боевиков «Исламского государства»*. Вначале они сжигали немецкие паспорта перед камерами и объявляли себя гражданами халифата, — рассказывали журналисты. — Сегодня многие находятся в заключении в иракских и курдских лагерях на севере Сирии и мечтают вернуться домой. Американцы и курды призывают принять их обратно. Это соответствует принципам международного права».

Sueddeutsche Zeitung описала и незавидную судьбу немецких джихадистов, которым не удастся сбежать домой. «Курдские ополченцы и так вели войну с ИГ* в основном в одиночку. Было бы неправильно оставлять их наедине с заключенными», — говорится в статье.

Всего в Сирию и Ирак, согласно официальным данным, уехали около тысячи немецких граждан. Треть вернулась домой, около 150 погибли. Остальные попали в плен.

Когда именно норма вступит в силу, ни медиа, ни официальные органы не уточняют. Осторожность чиновников МВД и Минюста можно понять.

Подобное ужесточение законов обязательно вызовет критику, и правозащитники непременно напомнят о Третьем рейхе, когда лишали гражданства евреев и диссидентов. Нацисты отобрали паспорт даже у будущего канцлера ФРГ Вилли Брандта.

Чтобы оправдать морально тяжелое решение, ведомствам федеративной республики, возможно, придется приводить в пример Австралию. Там боевиков лишают гражданства еще с 2015-го.

Давление Трампа

Импульс немецкому законотворчеству придал Дональд Трамп, призвавший недавно европейцев «забрать своих боевиков из Сирии». Иначе, по его словам, американцы их отпустят. Президент США отметил, что Великобритания, Франция, Германия и ряд других европейских государств должны предать суду свыше 800 боевиков террористической группировки ИГ*, захваченных в Сирии.

«США не хотят видеть, как боевики ИГ* проникают в Европу. Мы делаем очень много и тратим очень много. Пора и другим подключиться», — Трамп открыто давил на союзников.

Немецкие власти ответили, что выполнить это будет «невероятно сложно». С одной стороны, все граждане Германии имеют право вернуться на родину. С другой, не очень понятно, как вести следствие. Поскольку свидетели останутся на Ближнем Востоке, без обвинительного заключения не удастся вынести приговор.

Глава МВД Хорст Зеехофер выдвинул несколько условий для репатриации боевиков. Во-первых, нужно досье на каждого, а личные данные следует проверить на месте, еще до того, как бывшие джихадисты сядут в самолет, направляющийся в Германию. К тому же в Берлине должны быть уверены, что возвращающиеся ни в коем случае не угрожают государственной безопасности страны.

Но в целом дорогу на родину джихадистам никто не закрывает. «Строго говоря, все граждане Германии, в том числе и те, кого подозревают в участии в боевых действиях на стороне так называемого ИГ*, имеют право на возвращение», — подчеркнули в ведомстве.

Надо сказать, в Европе далеко не все откликнулись на призыв президента США. Дания, например, категорически против того, чтобы в страну возвращались боевики.

Премьер-министр Швеции Стефан Левен также заявил, что королевство не жаждет принимать обратно подданных, которые воевали на Ближнем Востоке за ИГ*. Глава правительства отметил, что Стокгольм несколько лет предостерегал обладателей шведских паспортов от поездок в Сирию.

Ранее нежелание видеть европейских джихадистов в Старом Свете высказывал и глава французского МИД Жан-Ив Ле Дриан.

А в Великобритании лишают подданства не только боевиков, но и членов их семей.

Жесткая Британия

В 2014-м Лондон начал с малого — аннулировали паспорта тех, у кого есть двойное гражданство, а также натурализовавшихся в стране иммигрантов, воюющих за границей. Это вызвало критику юристов — они ссылались на Конвенцию ООН от 30 августа 1961 года, подписанную в том числе Великобританией.

Лондон это не остановило.

Более того — паспорта стали отбирать и у родственников боевиков. В середине февраля сообщили, что британского подданства лишится Шамима Бегум, и разразился скандал. В возрасте 15 лет девушка вместе с двумя школьными подругами, обманув родителей, бежала из страны и примкнула в Сирии к боевикам ИГ*.

Там ее вроде бы выдали замуж за джихадиста, который несколько недель назад попал в плен.

Саму Шамиму обнаружили в лагере беженцев. Незадолго до этого она родила сына. Жена джихадиста дала интервью британским СМИ, рассказав, что «разделяет некоторые британские ценности» и хотела бы вернуться домой.

Возможно, ей пошли бы навстречу, если бы не другие ее заявления. Как выяснилось, она ничуть не жалеет, что присоединилась к боевикам, ее вовсе не смущали казни «врагов ислама».

А ИГ*, сетовала Шамима, «не заслужило победы, поскольку там правят бал коррупция и угнетение».

Британские власти пришли к выводу, что молодая женщина «по-прежнему находится под влиянием идеологии ИГ* и оправдывает зверства террористов».

Родные девушки, которые по-прежнему живут в Британии, обжаловали действия властей. Однако в правительстве уверены, что не нарушают Конвенцию ООН, поскольку Шамима имеет право на гражданство Бангладеш.

Кроме того, в Великобритании действует Акт о гражданстве от 1981 года, согласно которому его могут лишить «в случае, если глава МВД посчитает, что это способствует общественному благу, а данный человек не останется в результате без какого-либо гражданства вообще».

Правда, власти «родного» для Шамимы Бангладеш заявили, что не пустят «львицу джихада» в страну и ни в коем случае не дадут ей паспорт. Находчивая девушка и ее муж сообщили, что тогда они обратятся к голландским властям с просьбой о подданстве Королевства Нидерландов.

Гуманная мера

Российский исламовед Роман Силантьев отмечает, что «реабилитация бывших боевиков редко возвращает их к нормальной жизни на деле, а не на словах». «Даже у наркомана больше шансов, чем у джихадиста, — добавляет эксперт.

— Некоторые страны лишают гражданства за это — Казахстан и Израиль. Идея, на мой взгляд, правильная: если люди хотят строить «Исламское государство»*, пусть строят его в специально отведенных местах. На самом деле лишение подданства — гуманная мера.

Гражданство должно быть привилегией».

Доцент кафедры религиоведения Казанского федерального университета Азат Ахунов напоминает, что «страны Магриба — Марокко и Алжир — давно взяли на вооружение такую практику, не пускают обратно тех, кто встал на путь джихада».

«Вопрос с боевиками-исламистами особенно болезнен для Алжира, пережившего войну с религиозными экстремистами. Даже Саудовская Аравия приняла закон об уголовном преследовании тех подданных, которые, будучи наемниками, воевали за пределами королевства.

Никто не хочет видеть у себя человека, накачанного экстремистскими идеями. Но там речь идет о том, чтобы не позволить вернуться домой радикалу.

А что касается дискуссии о лишении гражданства бывших боевиков, которая идет в Европе, — думаю, такие меры встретят сопротивление. Общественное мнение будет против», — считает эксперт.

По словам российского религиоведа, эксперта по религиозному экстремизму Раиса Сулейманова, «политика лишения гражданства уже используется другими странами». «Были предложения реализовать эту идею и в России. На самом деле, полагать, что сознательно ставшие экстремистами превратятся в мирных законопослушных граждан, наивно.

Они любят рассказывать слезливые истории: мы-де поехали строить идеальное исламское государство, нас обманули, взяли в заложники, запугали, а теперь надо понять и простить, мы невиновны! Это рассчитано на наивных идиотов, государство в такие сказки верить не должно.

Тут либо в тюрьму, либо закрыть им возможность вернуться», — говорит он.

«В России есть прецеденты, когда возвращают жен боевиков, — продолжает эксперт. — Не очень понимаю, зачем это делают. Надеюсь, здравый смысл восторжествует в Европе — и власти «включат» рационализм и логику, тем более страны ЕС пострадали уже от наплыва сирийских беженцев».

*Террористическая организация, запрещенная в России.

Источник: https://ria.ru/20190305/1551543586.html

Юридиада
Добавить комментарий